Category:

пошел удалить зуб мудрости

У меня их в организме всего-то два выросло.

И десять лет назад первый из них играючи чпокнул московский врач чуть ли не обычной стамеской.

С лёгким сердцем я отправился удалять последний оставшийся зуб мудрости по показаниям лечащего врача — подпирал он нехорошо так семёрку.

Пришёл, сел в кресло, незнакомый мне хирург вколол анестизию и понеслась.

Неладное я почувствовал сразу, как только врач полез мне в рот ихней стоматологической металлической зубочисткой изогнутой.  Не знаю как называется этот инструмент, но им только в залупе ковыряться, никакой зуб этой палочкой, конечно же, не удалишь — а тем более такой суровый зуб как восьмерку.

Врач ковырял там что-то этой херовиной, растягивая мне угол рта до боли, подлезая то с той стороны, то с этой, то опять с той и периодически вдавливая мне кожу вокруг рта в разные мои же зубы металлической рукояткой.

Минут через 10 я понял что он интуит и мне стало не по себе.

Прошло по моим ощущениям с полчаса. Никаких изменений во рту я не чувствовал, а на вопрос, как долго он собирается играться с моим зубом, врач философски изрёк что-то в том смысле, что, мол, никогда не угадаешь с этими восьмерками и на всё воля божья.

Челюсть ныла, искорябанный угол рта саднил, я злился. 

Пришёл второй хирург. Отогнал первого и принялся возиться со мной сам всё теми же странными инструментами. Ноющая боль усилилась, но я принял это за хороший знак, решив, что это, должно быть, приближает момент победы над костяным недоразумением.

Вскоре вернулся первый хирург и они стали насиловать мой рот вдвоём, да так, что я периодически дрыгал ногами и мычал когда интуит изощрённо растягивал мне угол рта, а один раз я даже не выдержал и возмущенно матернулся. Ну ё-моё, неужели не видишь, что ты мне сейчас в клочья всё порежешь своей лопаткой. Интуит не видел.

Время шло. Хирурги стали переругиваться, атмосфера накалаялась.

Старший из них достал бормашину с длинным буром, сказал, что это турбина и мы будем зуб пилить. Мой череп наполнился самым невыносимым и свербящим визгом, который только можно ощутить.

Они пилили, ковыряли, что-то хрупало, снова пилили и снова ковыряли. Периодически подкалывали анастезию, ведь время шло.

По моими ощущениям прошло уже два часа. Я запоминал родинки на шеях своих мучителей потому что я должен был быть уверен что смогу опознать и найти их потом.

Время шло и в какой-то момент я сдался. Отпустил ситуацию.

Мою голову наполнили разные, невзначай сменяющие друг друга мысли. Я думал о том, что сейчас вечер и наверное они скоро устанут. Им же нужен сон — и тогда я смогу бежать. Думал, не предложить ли оставить зуб в том состоянии, в каком он находится и забыть эту историю. Думал, будет ли Катя любить меня с порваным ртом — ведь некрасивый шрам останется наверное. А хотя шрамы же украшают мужчину. Ну не знаю. 

На юбилейный — сотый раз когда пальцы садистов покинули мой рот — я улучил момент и коснулся подушечкой пальца истерзанного угла рта. Кровило. Ну ещё бы, блять.

Без преувеличения, это была самая мучительная процедура в моей жизни. Зуб вынули по кусочкам. Длилась она по ощущениям часа четыре, хотя на самом деле лишь немногим более двух.

Наложили швы, выписали таблетки и порошки и я пошёл по холодной и тёмной улице домой. Почему-то я даже не был счастлив.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded